Древо Жизни

№4 2010 г.

На главную  О проекте  Ссылки  Контакты

О проекте
Ссылки
Контакты
Архив
  №1 Март 2007
  №2 Апрель 2007
  №3 Май 2007
  №4 Июнь 2007
  №5 Июль 2007
  №6 Август 2007
  №7 Сентябрь 2007
  №8 Октябрь 2007
  №9 Ноябрь 2007
  №10 Декабрь 2007
  №11 Январь 2008
  №12 Февраль 2008
  №13 Март 2008
  №1 2010
  №2 2010
  №3 2010
  №4 2010

Google

Якунин о кризисе в православии

- Отец Глеб, как Вы оцениваете масштаб и значение этого явления: расколы в современном православии?
    - Трудно говорить о пугающем слове "раскол" (по-гречески схизма – буквально "расщепление"), которое в сегодняшних условиях более положительное понятие, чем отрицательное. Стандартное толкование в словарях – "отделение от ранее единой Церкви какой-то её части". По существу раскол – событие в Церкви, вполне аналогичное политическому: образованию нового государства (путём реализации права нации на самоопределение), или ещё более сходное явление из сферы биологии – размножение растений вегетативным способом. Так и в жизни Церкви епископ – суверенный субъект церковного права и полновластный носитель всего объема церковной благодати (харизмы). Если епископ вместе со своими общинами (приходами) имеет желание отделиться от церковной организации, в которой пребывает, то он на это имеет полное и неотъемлемое каноническое право.
    Понятие "раскол" в официальном православии искусственно демонизируется ради жёсткого подчинения и принудительного привязывания к вертикали власти под страхом суровых дисциплинарных наказаний. Таким образом, административное руководство навязывает Церкви запугивающие идеи, будто раскол – чуть ли не более тяжкий грех, чем ересь: "Раскольник – вне Церкви".
    Современные гигантские православные Церкви, сформированные в имперский период истории (которые замечательный специалист по церковному праву Н.Д. Кузнецов называл "мини-папскими") в наше время повсеместно начинают рассыпаться. Это свидетельствует о наступлении эпохи тяжкого канонического кризиса, в который вошло мировое православие. Очевидно, что "юрский период" духовной человеческой истории подходит к концу, и церковные "бронтозавры" имперского времени обречены на вымирание. Децентрализованные православные объединения, по-видимому, постепенно станут основой Церкви будущего, по образцу многочисленных раннехристианских Церквей, административно независимых, но образующих при этом Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.
    Тут уместно напомнить, что мощные вертикали церковных гиперструктур возглавляются Патриархами, которые, хотя и являются первыми по чести, не имеют большей власти, чем любой рядовой епископ. И ещё: огромное искушение наличия в Церкви патриаршего достоинства заключается в том, что, к сожалению, в церковном служении легко возникает культ личности, что, как известно, является элементом идолопоклонства.
    – Недавно Вы присутствовали на Соборе Истинно-Православной Церкви, возглавляемой Митрополитом Рафаилом, хотя, насколько я знаю, Вы принадлежите к другому церковному объединению – Апостольской Православной Церкви. Кроме того, Ваша позиция по многим вопросам (например, о восстановлении монархии) сильно отличается от взглядов Митрополита Рафаила. Как это может сочетаться? Обычно ведь даже небольшое расхождение взглядов приводит к взаимной непримиримости.
    – Да, действительно, мы были гостями на прошедшем соборе ИПЦ. Я имел честь приветствовать участников собора, а Лев Регельсон сделал доклад на тему "История имяславия в России". Среди участников собора было несколько архиереев, в своё время перешедших из нашей церкви в ИПЦ, в том числе один из основателей АПЦ митрополит Степан Линицкий. Здесь уместно напомнить, что АПЦ, согласно действующим в нашей Церкви канонам, не накладывает прещений, не удерживает принудительно в своём составе епископа и его общину при желании выхода. Кстати, со времени основания АПЦ из её юрисдикции вышло около десяти архиереев, в том числе один из первых хиротонисанных в АПЦ епископ Сергий Журавлёв, занявший крайне радикальную позицию в проведении реформ. В частности, покинув АПЦ, он совершил "революционное деяние", рукоположив в иерейский сан двух женщин, ныне служащих в Киеве. Сейчас владыка Журавлёв ведёт самостоятельное церковное существование, не входя ни в одну структуру.
    – Но мы часто встречаем утверждения, что разрыв отношений с церковной властью ставит верующих вне Церкви, что никакие таинства у раскольников уже не имеют силы. Например, в субботу, 24 октября, в программе "Церковь и мир" на информационном канале "Вести" ведущий спросил у главы ОВЦС МП архиепископа Илариона (Алфеева): надо ли перекрещивать детей, крещеных в "филаретовском расколе" (УПЦ КП). Архиепископ жестко ответил: "Что значит "перекрещивать"? Их надо крестить!"
    – Это кощунственное заявление, по существу содержащее ересь против Символа Веры: "Исповедую едино крещение". Даже митрополит Сергий (Страгородский) на это не решался: он требовал только "восполнять" крещение, совершаемое в расколе – миропомазанием. У нас ведь даже мирянин имеет власть совершить крещение.
    Получается, что архиепископ Иларион вообще не считает "филаретовцев" христианами (а это не меньше трети всех верующих в Украине). Но если они язычники, то как он может уже в следующей фразе своей беседы приветствовать переговоры с ними УПЦ МП на предмет объединения? Согласно архиепископу Илариону, получается, что равноапостольный царь Константин так и не стал христианином, поскольку его крестил арианский епископ – не только раскольник, но и откровенный еретик!
   Я не могу себе представить, чтобы такой грамотный богослов, как архиепископ Иларион, не знал этих общеизвестных истин. Значит, он просто пытается духовно запугать верующих, которые зачастую вообще не вникают во все эти тонкости: кто там кому подчинен… А тут оказывается – если твой батюшка "неправильному" начальству подчиняется, то у тебя и ребенок не крещеный!
   – А как Вы оцениваете церковную ситуацию в Украине в целом?
   – Касаясь ситуации с православием в Украине, хотел бы оценить исторический визит на Украину и в Белоруссию Патриарха Кирилла (Гундяева). Его попытка возродить сакральную империю Третьего Рима, притом отгородившись от мира в рамках православно-византийской цивилизации – безнадёжный анахронизм. Попытка воплотить реакционную утопию в жизнь может привести только к обратному, в том числе к развалу самой имперской структуры РПЦ МП.
   Судя по всему, украинские Церкви (Киевского патриархата, Московского патриархата и автокефалы) расстаются навсегда с РПЦ МП. Несомненно, всякое объединение, совершающееся на добровольной основе (при наличии соборных решений) – безусловное благо, но и наличие епископов и их приходов, не пожелавших участвовать в коалиционных процессах, или желание самостоятельного церковного существования – их законное право. Главное, чтобы в принятии административных решений не было никаких насильственных действий и принуждения, как со стороны государства, так и со стороны церковных правящих структур. Единственное, что могу добавить: отношусь к состоянию в Украине православия, как и других конфессий, с нескрываемой завистью и восторгом (хотя зависть – чувство греховное). Желаю Украине полного и скорейшего духовного возрождения.
   
    Владимир Ойвин
    www.portal-credo.ru

   
   


На главную  О проекте  Ссылки  Контакты